Еще раз про Никулина

Память о Юрии Никулине всегда должна быть на Цветном, то есть - с нами. Ну хотя бы отлитой в бронзу.

Очень простое и мудрое решение скульптора Александра Рукавишникова: у входа в цирк, на тротуаре, стоит бронзовая копия наивной и смешной машины из "Кавказской пленницы", а из кабины выходит Он. В своем любимом клоунском костюме, огромных ботинках и крохотной шляпе. Значит, каждый раз приходя в цирк, сначала мы встречаемся с Ним, потом - с его детищем.

Но памятник будет не от спонсоров и богатых кошельков. Мы его поставим сами, скинувшись, как говорится, по рублю.

У Юрия Владимировича всегда был миллион людей, которым надо помочь. Он всем был нужен. У него была природная, генная что ли, установка на помощь людям, содействие, поддержку. Он всемерно помогал милиции. Во-первых, понимал, что люди идут под пули "за ту же зарплату", как говорил Высоцкий, что компенсация семье при гибели или увечье кормильца практически не предусмотрена. И потом, к участию в милицейских судьбах его подвигла хотя и общественная, но все же должность - член совета Благотворительного фонда "Петровка, 38". Но шли-то к нему все, то есть совершенно посторонние люди. Я зря употребил это слово "посторонние", таких у него вообще не было. Уже после смерти сын Максим Юрьевич рассказал: "Я много раз говорил ему совсем не в упрек: ну нельзя же так! Этот человек не имеет к тебе никакого отношения. Да и проблему может решить сам. А он не мог отказать, ему было неудобно".

Он принадлежал всем. Он мог открыть любую дверь. Кто бы ему отказал? За свою помощь другим он никогда ничего не имел. Жил ни бедно, ни богато. Ходил на приемы, встречи, мог выпить водочки, посидеть в кругу друзей, прийти в милицейский коллектив -везде ему были рады. А он черпал в людской массе что-то такое, что делало его своим среди нищих и вождей. Он был наравне с президентом России и мойщиком автомашин - ни подобострастия, ни лести, ни фальши. За что и любили.

Любили, конечно, за талант необыкновенный. За то, что умел нас рассмешить, и смех этот был целебным в годы тяжкие и печальные. Он помогал России выжить. Я не буду сейчас перебирать его комедийные и драматические роли в кино, искать причины огромного успеха клоунады, выступлений в концертах, на сцене, в телепередачах. Это все так близко, еще на слуху, да и написано об этом много. Я о другом - о благодарном отношении к нему москвичей и всех россиян. Когда в моей юности я впервые увидел Никулина в цирке-шапито в воронежском Первомайском саду, то мне, да и всей воронежской публике, и в голову не приходило, что клоун московский. Он нам пришелся по вкусу, был принадлежностью воронежского цирка. На воронежском манеже выступали и другие клоуны, в том числе и Карандаш, и Олег Попов, с большим успехом выступали, но вот такого ощущения, что они воронежские, не было. Вероятно, этот феномен абсолютно своего человека, понятного и сердечно близкого, знаком многим жителям городов, где гастролировал никулинский цирк.

Вершиной наглядного выражения признательности публики, всеобщего ликования стало празднование 75-летия артиста и переименование Цирка на Цветном бульваре в Цирк Никулина. 18 декабря 1996 года, в зимний месяц бульвар стал действительно Цветным. Я не могу упомнить, когда и где я мог бы увидеть такое море цветов и такое море улыбок. Цветы в руках зрителей, цветы в корзинах у входа в цирк, на манеже, выставка цветов в фойе цирка. Звенел третий звонок к началу представления, а ко входу над толпой все плыли и плыли роскошные, красивые на загляденье, богатые букеты в руках нарядной публики.

Бульвар стал и Цветным, и Цветочным. Он еще стал и бульваром Улыбок. Их было целое море - добрых, веселых, радостных. Вся Москва знала, что это день рождения ее замечательного сына Юрия Никулина. Знали об этом и театральный, и культурный мир, и вся Россия.

А еще было много оркестровой музыки. Она гремела по всему Цветному. Искрился и блистал военный оркестр на цирковом балконе. Оркестр в фойе, оркестр над манежем. Даже бывший когда-то принадлежностью цирка оркестр под управлением Гараняна в честь Такого торжества на один вечер вернулся на свое прежнее место - к веселому, смешному и любимому человеку.

С Никулиным дружили многие выдающиеся люди. И чтобы понять и оценить, как верно и преданно с ним дружили, вспомню лишь один эпизод из одной великой дружбы.

Незадолго до юбилея артиста Москва избрала своего хозяина, что называется, на ура, безоговорочно и практически единодушно. Легко себе представить, какой был резонанс, когда всего за несколько часов до юбилейного представления средства массовой информации сообщили, что Лужков покалечился в цирке, готовясь к юбилейному шоу. Хотя и теннисист, и футболист Юрий Михайлович, и тренировок не прекращал, но с трапеции свалился, и готово - нога в гипсе.

Мог ли один друг другому "подмочить" юбилей, добавить хоть каплю грусти. Ни в коем разе. Скоропалительно, за несколько часов сценарий циркового номера двух друзей был изменен.

Был ли когда-либо в истории цирка такой случай, чтобы артист сразу после полученного перелома ноги, в гипсе, вышел на манеж играть клоунаду? Едва ли. Два друга, два Юрия сыграли. Да еще как! А когда представление закончилось, и гром оваций долго не смолкал под сводами шатра, счастливый Юрий-старший сказал, обнимая Юрия- младшего: "Все, что было сегодня, как счастливый сон!"

Когда после операции умирающий Никулин лежал в больничной палате, в клинику приехал Юрий Лужков. Он, по свидетельству президента Центра эндохирургии и литотрипсии Александра Бронштейна, от переживания стал просто черным. "Я видел печать горя на лице этого человека, - рассказал позже Бронштейн. - Я сам переживал очень, но Лужков! Он просто ушел в себя. Было видно, как ему тяжело. Хотя человек он сильный". Сейчас идет сбор пожертвований на памятник Юрию Владимировичу. Я спрашиваю себя: смог бы мэр Москвы своим личным или правительственным решением обеспечить его сооружение? Безусловно, да. Он и за ценой не постоял бы. Но нельзя. Сказано: памятник должен быть от всех тех, кто любил и ценил талант и искусство великого клоуна, от всей Москвы, от всей России. От всех российских цирков, от театров и театралов, от рабочих и ученых, от спортсменов и болельщиков. Между прочим, болельщик московского "Динамо" с 1936 года, он дружил с футбольным клубом. На юбилей к нему пришли: Виктор Царев, Владимир Кесарев, Эдуард Мудрик, Николай Гонтарь, Владимир Козлов, Андрей Сметании и другие динамовские звезды. Но почему только "Динамо", если он болел за российских футболистов в целом и страшно переживал его затянувшийся кризис. Артисты эстрады, журналисты, сотрудники милиции, все, кому он помог советом и делом, все, в чьей жизни присутствовал клоун, кому он подарил светлые и добрые мгновения, могут поучаствовать в создании композиции. Мой сосед, вовсе не из состоятельных, вчера сходил в Сбербанк и перечислил по указанному счету два червонца и сказал: "Квитанцию оставляю на память внукам. Пусть знают, что в памятнике на Цветном есть и наша родовая доля".

Москвичи, которым за тридцать и постарше, помнят, как прощались со старым Цирком на Цветном. Основанный в 1880 году антрепренером, дрессировщиком и наездником А.И.Саламонским, Цирк на Цветном бульваре за более чем столетнее свое существование знал многих известных артистов. На его манеже выступали братья Дуровы, сестры Кох, Труцци, Сосины, Манжелли, В.М.Бартенев, отец и сын Кио, Ирина Бугримова, Леонид Енгибаров, Карандаш (М.Н.Румянцев), Юрий Никулин, Михаил Шуйдин, Олег Попов и многие, многие другие. Но цирк обветшал и был снесен.

В 1986 году Москва прощалась со своим главным цирком и главным цирком страны (Госцирк № 1). Когда сносили здание и рушили стены, толпа со слезами на глазах безмолвно стояла на Цветном бульваре. Кто и когда вернет городу самое доступное и любимое зрелищное заведение? Средств на возрождение не было. Ну, представьте, на подготовку проекта и его осуществление требовалась запредельная сумма в 26 миллионов долларов! Едва ли кто мог ее выбить из бюджета страны. Если только Никулин с его славой, авторитетом, а главное - со всеобщей любовью к нему. Сказано: ну кто бы посмел ему отказать, стыдливо отведя глаза. Предсовмина СССР Николай Иванович Рыжков отказать не смог.

Если просуммировать все (а в рамках этой публикации невозможно), что сделал Никулин - солдат тяжелейшей войны, Никулин - гражданин, Никулин - артист, то мы сойдемся в том, что этот человек - глыба. Явление крупное, неповторимое. Его всегда нам очень и очень будет не хватать. Но помнить будем всегда. Всенародный памятник мы обязательно построим.

Э.Попов, "Петровка 38"

вернуться в раздел
 
 
Россия , 127051, Москва , Цветной бульвар 13, Тел. +7 (495) 625-8970, Факс +7 (495) 621-1281
Общая информация: info@circusnikulin.ru, администратор сайта: admin@circusnikulin.ru